Михаил Фишман: «Когда Путин пришел к власти, нам всем был подписан приговор»

Смысл путинского проекта — превратить Россию в антизападную крепость, в деспотию, где весь народ ходит строем, покорен, и это навсегда. Это невозможно. Россия — европейская страна, и оторвать ее с мясом невозможно. Россия и присущее ей стремление к счастью победит тот мрак, в который ее окунул нынешний правящий режим.

Михаил Фишман: «Когда Путин пришел к власти, нам всем был подписан приговор» Читать дальше »

Нарек Арутюнянц: «Путин — злодей и получит по жопе. Ничего ему не сойдет с рук»

Он помрет. Он же тоже нервничает. Все равно нервничает. Сколько бы ему процедур ни делали в день, все равно нервничает. Все может пойти не так, он это понимает. И когда-то пойдет не так.

Нарек Арутюнянц: «Путин — злодей и получит по жопе. Ничего ему не сойдет с рук» Читать дальше »

Ева Раппопорт: «Наша страна превратилась в монстра»

Классная цитата из интервью: «Мы думали, войны — это в прошлом сезоне. В этом сезоне будет восстание машин, нашествие пришельцев. Какого черта опять?» С одной стороны, человек говорит об этом как о чем-то несерьезном. Но это было слишком болезненно, чтобы говорить прямо. Переварить, что наша страна превратилась в монстра.

Ева Раппопорт: «Наша страна превратилась в монстра» Читать дальше »

Дима Зицер: «Если в вашей школе целуют флаг — уходите!»

Если в школе ваш ребенок столкнулся с индоктринацией — нет шансов, что он сможет ее избежать. Если есть «флагоцелования», «уроки о важном», выстраивание буквой z, плетение маскировочных сетей, надеяться на то, что обойдется не стоит. В 90% случаев — не обойдется. Уходить.

Дима Зицер: «Если в вашей школе целуют флаг — уходите!» Читать дальше »

Олеся Герасименко: «Грязь, доносы — это гражданская война в холодной стадии»

Смерть Путина не покажет нам прекрасную Россию будущего. Гибридная гражданская война идет сейчас. Мы не стреляем друг в друга с людьми, которые поддерживают войну. Но все эти потоки грязи, споры, доносы — это гражданская война в холодной стадии.

Олеся Герасименко: «Грязь, доносы — это гражданская война в холодной стадии» Читать дальше »

Елена Лукьянова: «Как в дурке проголосовали, такой и будет финальный результат»

Как это было по воинским частям, по психбольницам. Был кстати очень интересный эффект: как в дурке проголосовали — таким примерно и будет финальный результат. Это прямо закон для Российской Федерации

Елена Лукьянова: «Как в дурке проголосовали, такой и будет финальный результат» Читать дальше »

Мария Карташева: «За два поста меня приговорили к восьми годам»

У меня оказалась приватная церемония, то есть была только я и клерк. Он сказал: «Повторяйте клятву за мной», я повторила клятву за ним, он сказал: «Поздравляю, вы теперь гражданка Канады». Это все заняло 10-15 минут.

Мария Карташева: «За два поста меня приговорили к восьми годам» Читать дальше »

Мария Аландаренко: «России нужны 10-15 лет массовой терапии»

Психика людей в России покореженная. Это надолго, но при этом 10–15 лет массовой терапии могут помочь очень хорошо… Пропаганда в обратную сторону, то есть пропаганда нормальных человеческих ценностей

Мария Аландаренко: «России нужны 10-15 лет массовой терапии» Читать дальше »

Ксения Кагарлицкая: «Мой отец и люди, устроившие теракт в «Крокусе», равны для государства?»

Борис Кагарлицкий сидел при СССР, при Ельцине, при Путине. Будучи коммунистом он сидел за антисоветскую пропаганду. У советской власти он видел проблемы, на которые указывал. Его принципы не менялись в течение жизни, но он неугоден каждой власти. Он упрямый и принципиальный — вот причина, по которой он не уехал из России и продолжает говорить то, что думает.

Ксения Кагарлицкая: «Мой отец и люди, устроившие теракт в «Крокусе», равны для государства?» Читать дальше »

Екатерина Чигалейчик: «Мы из страны, которая начала войну, мы будем жить с этим всегда»

С исследовательской точки зрения, я считаю, Россия сейчас охренительное место. С точки зрения работы ученым — очень плохое, но с точки зрения того, что изучать — просто восхитительно.

Екатерина Чигалейчик: «Мы из страны, которая начала войну, мы будем жить с этим всегда» Читать дальше »

EN