«Я не пишу россия и путин с большой буквы, потому что не считаю, что они достойны какого-либо уважения»

Александра (имя изменено) из Владивостока. Ей 17 лет. Она начала интересоваться политикой с фильма Навального про дворец Путина. Брат Александры погиб на войне. А мама боится украинских шпионов и видит их даже в родственниках из Украины.

«Я не пишу россия и путин с большой буквы, потому что не считаю, что они достойны какого-либо уважения» Читать дальше »

«Больше всего я боюсь, когда чувствую, будто осталась одна»

Нам написала Антонина (имя изменено). Ей 21 год. Она учится в институте и работает по специальности, менеджером по туризму. В своем письме она рассказала о муже сестры, который вернулся с войны без ног.

«Больше всего я боюсь, когда чувствую, будто осталась одна» Читать дальше »

«Столько матерей потеряли своих сыновей! »

«Столько матерей потеряли своих сыновей! » Нам написала Светлана (имя изменено). У них с мужем разные политические взгляды. Светлана скорбит по погибшим в войне людям. Мой муж — путинист. У нас противоположные взгляды, хотя живем вместе почти пятьдесят лет. Стараюсь не обсуждать с ним политику. Всегда это приводит к ссоре. Он верит, что вводить наши

«Столько матерей потеряли своих сыновей! » Читать дальше »

«Я знаю Россию, как облупленную»

Нам написала Александра. Она родилась и выросла в Сибири, ей 25 лет. Она — инженер, как и ее муж. В своем письме она рассуждает о том, что жизнь человека никогда не ценили в России. Сейчас вместе с мужем они переехали в Великобританию, где чувствуют себя в безопасности.

«Я знаю Россию, как облупленную» Читать дальше »

«Мы отказались от рождения детей здесь»

Ирина из Москвы. Бухгалтер в крупной маркетинговой компании. Жизнь в России для нее похожа на жизнь в оккупации. Из-за разных взглядов на происходящее она перестала общаться с родителями.

«Мы отказались от рождения детей здесь» Читать дальше »

EN