«Родственники решили, что я в секте»

Изображение сгенерировано нейросетью

Полине 27, она с Дальнего Востока. Училась в Санкт-Петербурге по целевому направлению. Теперь она работает по специальности в глубинке. Полина не раскрывает свою профессию. Лишь говорит, что «хотела помочь ловить убийц и насильников, сделать общество лучше». Теперь она не может покинуть Россию. Полина против войны, из-за этого родственники считают ее сектанткой.

– Я родилась и живу в России. Сперва я жила в одном конце страны, на Дальнем Востоке. Потом решила переехать на запад, так как хотела попутешествовать и по Европе тоже, а не только по странам Азии. Но я не просто переехала в Северную столицу по обычной прихоти, я поехала учиться по целевому направлению. Я выбрала специальность, которая направлена на борьбу с насилием. Я хотела помочь моей стране ловить убийц и насильников, сделать наше общество лучше.

На последнем году обучения, когда я не успела начать самостоятельно зарабатывать на путешествия, случилось 24 февраля. Я проснулась, а война уже началась. Я не могла до конца поверить, что это происходит. Но оно произошло. Об этом я знала не только из новостей в телеграм-каналах, но и от друзей, что живут в Украине.

С тех пор все изменилось. Мое желание жить в этой стране и работать на ее благо полностью исчезло. Исчезло и чувство безопасности из-за абсолютно неприемлемых угроз нашего правительства ядерным оружием. 

Исчез душевный покой, я просто постоянно в новостных каналах. Исчезло чувство стабильности, потому что совершенно неясно, а что же будет дальше? Исчезла вся моя жизнь и превратилась в существование по инерции. Есть новости о войне, а на фоне происходят какая-то там работа, муж, дом.

Я вижу как старшее поколение хочет использовать мое поколение не во благо, а для убийств. Я перессорилась с родственниками, а они решили для удобства, что я в секте. На моей стороне только мой муж и друзья из соцсетей.

Закончив учебу, я поехала отрабатывать целевое в глубинку другой области. У меня не было выбора, чтобы, например, сбежать из страны. Если не отработаю целевое, мне придется заплатить около миллиона рублей. А значит, я должна находиться здесь еще целых три года. При этом что для меня, что для мужа сохраняется риск мобилизации. Наша страна испортила жизнь не только украинцам, но и россиянам.

Как бы власти ни пытались делать вид, что все под контролем, каких-либо надежд на светлое будущее уже не осталось. Эта война изменила весь мир и всех нас. Но нам, похоже, только остается ждать и надеяться, что мы доживем до конца войны и будем жить уже после нее.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *