«Эти два страшных года я не живу, а существую»

Нам написала Валерия (имя вымышленное). Она семейный фотограф в Санкт-Петербурге. Валерия считает, что в 2011-2012 годах было много людей, не согласных с политикой Путина, но они не выходили на митинги, а теперь мы имеем ту страну, которую имеем. Валерия чувствует себя виноватой за те преступления, которые совершаются в Украине.

«Весь ужас произошедшего дошел до меня моментально. Я почувствовала, что маньяк закрыл меня в клетке и на моих глазах начал убивать других. А я бьюсь, кричу, плачу, но ничего не могу поделать. А те, кто умирают совсем рядом, просят меня о помощи и тут же проклинают. Они не понимают, что я сама оказалась в ловушке…»

— Эти строки я написала в первые дни войны. Так я тогда чувствовала. Кажется это называется травмой свидетеля. 

Атмосфера в Петербурге в те дни была угнетающей. Все люди были обращены эмоциями внутрь, каждый переживал происходящее по отдельности. Кто-то боялся за себя, кто-то за своих детей, кто-то за будущее страны. Да, в моем окружении есть люди, отравленные пропагандой. Но никто не был рад войне. Сейчас все уже привыкли к происходящему, хотя живут ожиданием, когда эти страшные дни закончатся. 

Но самая большая боль — это понимание того, что от моего имени совершаются преступления. Вот уже два года я живу, испытывая огромную вину перед украинцами. И вроде бы своими руками я ничего плохого им не сделала, благодаря действиям моей страны я чувствую причастность к ужасу, сотворенному на украинской земле.

Эти два страшных года я не живу, а существую. Мне кажется, что я смотрю кино о происходящем. Потому что порой я не чувствую себя в своем теле, я где-то рядом и наблюдаю за собой и за всеми вокруг. 

Я очень устала от новостей, которые ничего кроме боли и ощущения потери не несут. События февраля 2024 снова вернули меня в ту эмоциональную яму, в которой я оказалась в феврале 2022. 

Смерть Алексея Навального стала потерей последней надежды, что Россию со сменой режима могут ждать перемены к лучшему. Теперь я не знаю чего ждать. К моему огорчению, большинство сторонников перемен, только сейчас осознали масштаб утраты. И мне очень жаль, что только эта потеря заставила людей выйти на улицы, чтобы отдать дань памяти Навальному. Если бы они не боялись и не дистанцировались от происходящего в России в 2011-2012 годах, возможно Алексей был бы жив и мы жили бы в другой стране.

Я 10 лет ходила на митинги. В моем окружении 90% людей были против Путина, но на улицу протестовать выходила только я. Я не сумасшедшая одиночка, у меня есть семья и ребенок. Но я не могла оставаться в стороне от происходящих в стране событий. Но большинство людей боялись или считали выход на улицы глупым, неважным. И вот чем бездействие и молчание не согласной с политикой Путина части общества обернулось для всех нас. 

Пожалуй, мы достойны происходящих с нами событий. Только трагедии подобного масштаба могут сформировать гражданское общество. Я уже не знаю, что или кто спасет Россию, если вообще спасет. Но вина перед украинцами будет нашим крестом на долгие годы. Мы не смогли отстоять у зла свою страну и не смогли защитить украинский народ, когда зло пришло на его землю.

А ещё никто не вернет нам два года жизни. Нормальной жизни, без череды смертей, посадок за призывы к миру, изгнания из страны лучших ее людей и других потерь. Жизни, в которой есть радость и хоть какая-то надежда на счастливое завтра.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

EN