Мария Аландаренко: «России нужны 10-15 лет массовой терапии»

Психика людей в России покореженная. Это надолго, но при этом 10–15 лет массовой терапии могут помочь очень хорошо… Пропаганда в обратную сторону, то есть пропаганда нормальных человеческих ценностей

Мария Аландаренко: «России нужны 10-15 лет массовой терапии» Читать дальше »

Вера Олейникова: «Мы с мамой договаривались пережить Путина, теперь эта ответственность лежит полностью на мне»

Я сталкивалась с насилием со стороны полицейских, когда мне было 18, 19, 20 лет. Меня избивали, мне ломали череп, сажали в спецприемники, преследовали. Они надо мной смеялись, пинали, как грушу для битья.

Вера Олейникова: «Мы с мамой договаривались пережить Путина, теперь эта ответственность лежит полностью на мне» Читать дальше »

Юрий Воронюк: «Нас ждет развилка, как в девяностые»

— Количество оружия после войн — зашкаливает. Сразу после окончания войны будет самое опасное время в России. Потому что все эти люди вернутся. И они не будут знать, что им делать.

Юрий Воронюк: «Нас ждет развилка, как в девяностые» Читать дальше »

Бороться надо не с народами, а с преступной идеологией

«Бороться надо не со странами, не с народами, не с людьми — бороться надо с идеологией. Но, к сожалению, легче бороться с людьми, особенно если их легко идентифицировать по паспорту или по национальности. Любой честный, порядочный человек на себе все равно будет ощущать ответственность. Я сейчас только понимаю, что Чехов говорил: «Надо выдавливать из себя по каплям раба». Когда ты думаешь: «Нет, нет, нет, это не я, это кто-то. А я здесь причём?» — это и есть рабство внутреннее. Выдавливание этого внутреннего рабства — это наша цель»

Бороться надо не с народами, а с преступной идеологией Читать дальше »

С моими убеждениями либо тюрьма, либо смерть от рук рашистов

Как фермер из Ростовской области получил повестку накануне свадьбы и сбежал с женой в Мексику. Он служил в спецназе, поэтому не удивлен событиями в Буче.

С моими убеждениями либо тюрьма, либо смерть от рук рашистов Читать дальше »

Война закончится переговорами. Зачем тогда эти жертвы?

«О мире мечтаю. Я убежденный антимилитарист. Я проходил из-за этого альтернативную гражданскую службу. Ее еще добиться надо. Я с самого начала не понимал, мне это противно было, как ученые создают орудие, чтобы убивать человечество. Когда нам на ОБЖ показывали автоматы, я задумывался – это же гениально, но это для того, чтобы убивать людей. Мне как антимилитаристу хочется, прежде всего, чтобы люди не воевали».

Война закончится переговорами. Зачем тогда эти жертвы? Читать дальше »

Любовь на фоне войны

«Мы помогали украинской армии, передавали продовольствие. Фонд, через который мы передавали, – они приехали сюда [в Болгарию]. И я познакомился со своей [будущей] женой. Я с первого взгляда влюбился, мы поженились примерно через год. Она гражданка Украины. <…> И у меня есть украинские корни, но из-за русского паспорта такая ситуация странная. Я очень люблю Украину и хотел бы жить в Украине, но нет такой возможности на данный момент. Я даже имею право податься на гражданство, но сейчас такие вопросы не рассматриваются».

Любовь на фоне войны Читать дальше »

EN