«Если вернуть россиянам самоуважение, то естественным образом проснется и гражданская активность»

Нам написала Влада (имя изменено). Ее подробное письмо о том, как нуждаются в уважении и доброжелательности люди в России, и как им этого не хватает. Рассказала, как переубедила маму, поддерживая теплые отношения и потихоньку «сея зерна сомнения».

«Если вернуть россиянам самоуважение, то естественным образом проснется и гражданская активность» Читать дальше »

«Меня считают предателем Родины»

Нам написала Галина (имя изменено). Сейчас она в 10-ом классе. В политику она погрузилась не так давно, но стала активно и много читать о ситуации в России. Однажды рассказав в классе о своей позиции, она стала изгоем. Теперь она думает о будущем вне России.

«Меня считают предателем Родины» Читать дальше »

«И каждый раз чувство, будто попали чем-то острым прямо в сердце» 

Нам написала Майя (имя вымышленное) — старшеклассница из маленького города. В ее семье поддерживают войну, а «каждый разговор о политике превращается в сущий кошмар». Ей страшно от того, что умирают люди с обеих сторон. Но она верит, что когда-то это закончится, и наступят другие времена.

«И каждый раз чувство, будто попали чем-то острым прямо в сердце»  Читать дальше »

«Почему мнение далекого президента важнее, чем мнение близкого друга?»

Нам написал Владимир (имя изменено) из Хабаровска. В своем письме он делится тем, как разошелся во взглядах с другом. Написал о том, как повседневная жизнь и желание отмолчаться приводят к безразличию.

«Почему мнение далекого президента важнее, чем мнение близкого друга?» Читать дальше »

«Тут мне явно не встретить единомышленников»

Людмила (имя изменено) из маленького посёлка в Свердловской области. Учится в школе, где нет единомышленников. По словам Людмилы во всем поселке не найти людей со схожим мировоззрением. 

«Тут мне явно не встретить единомышленников» Читать дальше »

«„Вторым“ 24 февраля для меня стало 16 февраля»

Нам написал Алексей (имя изменено). Он старшеклассник из семьи военных. В своем письме он рассказывает о реакции своего деда на начало войны и о пропаганде в школе.

«„Вторым“ 24 февраля для меня стало 16 февраля» Читать дальше »

«Не умер, но убит»

24 февраля 2022 года разделило мою жизнь на до и после. Впрочем, как и у огромного количества думающих и чувствующих людей. 16 февраля 2024 года вызвало у меня страшнейший флэшбэк. Как удар в солнечное сплетение. Не хотелось верить в происходящее.

«Не умер, но убит» Читать дальше »

«Отправляли первую группу мобилизованных. Провожали с митингом у городской администрации»

Олег (имя вымышленное) рассказал в своем письме о том, как в их городе провожали мобилизованных и о том, что некоторые из них уже погибли.

«Отправляли первую группу мобилизованных. Провожали с митингом у городской администрации» Читать дальше »

«Продолжаю информационную деятельность в соцсетях»

Нам написал Федор (имя вымышленное). Он госслужащий и предприниматель.  С начала 2010-х годов путешествовал и занимался исследованиями в области географии, истории и антропологии. После объявления войны Федор ушел во внутреннюю эмиграцию, но потом стал активно сопротивляться.

«Продолжаю информационную деятельность в соцсетях» Читать дальше »

«Сентябристки»

Они стояли у последней ленточки перед паспортным контролем. Ленточки, которая через несколько минут разделит их на «здесь» и «там». Ограждающая лента. Всего лишь полоска ткани, которую можно порвать, разрезать или перешагнуть. Но, именно она сейчас стала непреодолимым препятствием между ними. В тот момент, когда она шагнет за эту ленту, закончится их «здесь» и начнется «там».

«Сентябристки» Читать дальше »

EN