« Государство отняло мою мечту»

Виктории (имя изменено) 19 лет. Она из Санкт-Петербурга. Ее мечта стать полицейской и помогать людям разбилась о Российскую действительность. Она пошла учиться, но понимает, что сажать ей придется не преступников, а несогласных с режимом, чего она делать не хочет.

« Государство отняло мою мечту» Читать дальше »

«Страшно от того, что никто не хочет слышать правду»

Татьяна из Иркутска. Ей не повезло с коллегами — у них провоенные взгляды. Татьяна пыталась с ними разговаривать, но пробить эту стену непросто. Прочитала антивоенное стихотворение и выложила в сеть — донос, штраф, Татьяна с дочерью уехала в Казахстан.

«Страшно от того, что никто не хочет слышать правду» Читать дальше »

«Танки ехали по клумбам, бельевым веревкам, молодым деревьям». Оккупация в Изюме

«Я семь месяцев была в Изюме без связи, без света и воды. Мой муж разобрал игрушки, вынул батарейки и сделал радио, чтобы хоть какие-то новости получать. У нас было два радио, одно украинское, другое Z-Радио, которое нам включали. И было четко видно, где правда, а где ложь».

«Танки ехали по клумбам, бельевым веревкам, молодым деревьям». Оккупация в Изюме Читать дальше »

«24 февраля были шок и страх. Сейчас нет ни того, ни другого»

«Я не политолог, но думаю, что главная проблема России — это «величие», которым засирают народу головы со времен СССР и до сегодняшнего дня». 68-летняя пенсионерка из Днепра о том, каково это — жить под бомбежками, и какими могут быть будущие отношения Украины с Россией.

«24 февраля были шок и страх. Сейчас нет ни того, ни другого» Читать дальше »

«Какая война? Я лучше в тюрьму сяду»

«Сейчас остаются либо те, у кого нет денег, либо кто просто не думает (критически) о происходящем… Кто уезжал со мной — все умные, образованные. У всех какие-то бизнесы, проекты. Не встретил ни одного дурака за это время». Почему молодежь выбирает эмиграцию. История Артема, программиста и рэпера, уехавшего от войны в Казахстан.

«Какая война? Я лучше в тюрьму сяду» Читать дальше »

EN