Ирина Непполайнен: «Путин на экране вызывает у меня матерный рефлекс»

Эшники не дремлют, приезжают за мной. Следователь — сын моей школьной подруги. Он говорит «Я только исполнитель». Я отвечаю: «Такой вот исполнитель в 1938 году расстрелял моего прадеда». В протоколе была ошибка на ошибке. Дважды меня назвали другой фамилией. Дело вообще не должно было до суда дойти. И потом они про меня забыли. Но когда я выдвинулась в кандидаты в депутаты, мне пошли звонки, СМС от этого следователя.

Ирина Непполайнен: «Путин на экране вызывает у меня матерный рефлекс» Читать дальше »

Надежда Щетинина: «Я жила страхом, что на меня сфабрикуют дело о госизмене»

Я работала в организации, которая имеет отношение к оборонно-промышленному комплексу. Мне не раз говорили в этой организации, что невозможно работать здесь и заниматься политическим активизмом, что это все плохо закончится. И я жила страхом, что на меня сфабрикуют дело о госизмене.

Надежда Щетинина: «Я жила страхом, что на меня сфабрикуют дело о госизмене» Читать дальше »

Илья Макаров: «Настрой себя, что никогда не вернешься. Жить будет легче»

Мы писали: «Если вы против СВО, голосуйте за нас». И на большинстве участков мы победили — без электронного голосования.

Илья Макаров: «Настрой себя, что никогда не вернешься. Жить будет легче» Читать дальше »

EN