«Я не имею права на то, что моя страна отбирает у других»

Меня удивило, что мои ровесники или люди младше меня, могут быть других взглядов. Вроде, мы в одном интернете сидим, одну и ту же информацию получаем. Как получилось, что у меня такой взгляд, а у них — другой. Я сразу решила, что не могу это просто вычеркнуть и сказать: «Ты можешь быть с такими взглядами, но мы все равно будем с тобой общаться». А для меня это слишком важное событие, оно показывает, какой человек. Добрый, эмпатичный человек никогда не поддержит войну.

«Я не имею права на то, что моя страна отбирает у других» Читать дальше »

Евгений Рибалко: «Надо помнить, что мы не звери»

— Давайте просто все вместе признаем: война — это плохо, нападать — это плохо, а дети точно ни при чем. Мы будем помогать детям… Есть украинский народ, который оказался в трудной ситуации, и просто стоять в стороне для каждого из нас оказалось неприемлемо, — говорит Евгений.

Евгений Рибалко: «Надо помнить, что мы не звери» Читать дальше »

Полина: «На педсоветах включали Симоньян»

— Я занималась с мальчиком. Мальчик не разговаривает, плохо понимает речь, а мне говорят — надо включать ему гимн. Зачем? От гимна же плакать хотелось — слова расходятся с действительностью.

Полина: «На педсоветах включали Симоньян» Читать дальше »

Ирина Семенчук: «В Украине нет семьи, которую бы не коснулась война»

— [Взаимодействие с россиянами возможно], когда у людей есть желание помочь Украине, когда люди четко обозначают свою позицию: «Я против войны, я сделал все, что мог, чтобы она не произошла». Это может быть и какое-то маленькое действие. Не обязательно выходить с транспарантами на улицу. Мы же понимаем, что в России сейчас это смерти подобно.

Ирина Семенчук: «В Украине нет семьи, которую бы не коснулась война» Читать дальше »

«Я потеряла почти всех друзей»

— Я потеряла почти всех своих друзей… За малым не потеряла брата. Если бы мы поговорили с ним в самом начале, то, наверное, послали бы друг друга. Потом я уже поняла, что лучше не разговаривать вообще. Он у меня один и потерять брата я не готова.

«Я потеряла почти всех друзей» Читать дальше »

Больше всего русских не любят сами русские

«Меня пугали: “казахи вас погонят поганой метлой”. Вообще ничего ни разу не было. Только хорошее [впечатление] у меня от Казахстана. Ничего плохого. Вообще ничего. <…> В этот большой приезд людей из России кто-то отдал свой гостевой дом для нескольких российских семей. Кто-то отдал комнату, положил матрасы в кухне, разместил людей в кинотеатре, организовал чаты в Телеграме по обмену вещами, предоставил койки, машину и так далее».

Больше всего русских не любят сами русские Читать дальше »

Пригожин вбирает пустоту на месте публичной политики

«На нынешнем политическом Олимпе я не вижу никого, кто мог бы по яркости быть с ним сопоставлен. Госдума РФ — это сборище нулей. Яркие люди вроде Владимира Вольфовича поумирали. Кто был не ярким — стал еще более тусклым. Нового никого нет… А это — фигура»

Пригожин вбирает пустоту на месте публичной политики Читать дальше »

Реставратор Иван Чириков: «Конфликт может зайти на территорию нашей страны»

«Я не считаю, что это война двух народов. Это братская война, гражданская война. Людей заставляют убивать своих же»

Реставратор Иван Чириков: «Конфликт может зайти на территорию нашей страны» Читать дальше »

Юмор помогает сохранять боевой дух

Александру 27 лет, он комик и арт-менеджер из Екатеринбурга. После начала мобилизации вместе с друзьями уехал в Казахстан. Говорит, что тяжело жить в стране, которая стала агрессором и что «завичивание гаек», которое происходит в России, его пугает.

Юмор помогает сохранять боевой дух Читать дальше »

«Мы чужие: что за границей, что дома»

Как россияне променяли свободу на мнимую безопасность. Размышления 26-летнего ассистента предпринимателей из Томска, который уехал в Казахстан и мечтает помогать релоцироваться другим.

«Мы чужие: что за границей, что дома» Читать дальше »

EN