«Нас делают лицом этой войны»

«Для того, чтобы потом можно было сказать, что это не русские убивали украинцев. Что это мы такие. А русские и украинцы – это братья. Таким образом успокаивается население центральной России. Я предположу, если мы говорим про кремлёвский нарратив, что вот: “не переживайте, там воюют не ваши сыновья, а вот эти, которые к нам приезжают в Москву”»

«Нас делают лицом этой войны» Читать дальше »

В России нет народа

«Народ – это тот, кто может заниматься самоуправлением, принимать решения и пробивать их, у кого есть право и ответственность. Можно напринимать тысячи законов. В России по-прежнему одна из самых современных конституций на планете. Ни одно из ее положений не выполняется. Время фейков, значит, и Конституция — фейк? Когда эта логика вступает в норму, тогда народа, принимающего решения, нет. Есть жители, население. Охлос (толпа) – есть, демоса (народа) – нет.

В России нет народа Читать дальше »

«Толерантность к насилию взращивалась сотнями лет»

«У нас часто в культуре любовь ставится в один ряд с насилием: «бьёт – значит любит», «стерпится – слюбится». Эти поговорки, которые мы слышим с детства, звучат очень плохо. Потому что кажется, что кто-то, кто сильнее меня, обо мне позаботится, я могу снять с себя ответственность за свою жизнь. Почему-то это становится нормой. Хотя это, безусловно, это не норма».

«Толерантность к насилию взращивалась сотнями лет» Читать дальше »

«У меня было ощущение начала конца»

«Подходит дедушка на костылях и рассказывает, что он из Ирпеня, он пошел в магазин, ракета упала на дом, когда он возвращался. У него прямо на глазах разорвало его жену, жену сына и двоих внуков»

«У меня было ощущение начала конца» Читать дальше »

«Насчет протестов в России легко советовать со стороны»

«Люди, которые выезжают, должны в каком-то формате поддерживать тех, кто остается. Я в своем канале делала сборы на штрафы задержанным. Твой активизм должен быть в первую очередь направлен на помощь инициативам внутри России. Естественно, когда ты уезжаешь, у тебя другие проблемы начинаются – тебе не до этого»

«Насчет протестов в России легко советовать со стороны» Читать дальше »

Самое страшное — это молчание. Если не сказал «нет», значит, сказал «да»

«Я поняла, что не могу продолжать жить в этой стране, не хочу платить налоги в этой стране, не хочу подвергать себя риску оказаться в тюрьме, потому что, естественно, 24 февраля, когда Россия напала на Украину, первое, что я сделала — вышла на Пушкинскую площадь вместе со всеми и кричала «Нет войне!».

Самое страшное — это молчание. Если не сказал «нет», значит, сказал «да» Читать дальше »

EN