«Продолжаю информационную деятельность в соцсетях»

Нам написал Федор (имя вымышленное). Он госслужащий и предприниматель.  С начала 2010-х годов путешествовал и занимался исследованиями в области географии, истории и антропологии. После объявления войны Федор ушел во внутреннюю эмиграцию, но потом стал активно сопротивляться.

«Продолжаю информационную деятельность в соцсетях» Читать дальше »

«У наклеек на наших квартирах был эсэсовский почерк»

Как Оксана Акмаева, известный в Калининграде организатор культурных событий, 24 февраля вышла на антивоенный митинг, после чего подверглась преследованиям и получила политическое убежище в Германии

«У наклеек на наших квартирах был эсэсовский почерк» Читать дальше »

Александра Россиус из ОВД-Инфо: «Никто не должен оставаться один на один с системой»

Самое страшное для меня – это если я не доживу до перемен. Я могу помогать активистам, я могу помогать людям, которые против, я сама могу говорить, что я против, но, к сожалению, да, антивоенные движения – они войны не останавливают

Александра Россиус из ОВД-Инфо: «Никто не должен оставаться один на один с системой» Читать дальше »

«Государство превратилось в секту варваров и убийц» 

Одиночные пикеты в Псковской области и борьба за активистов в судах. История превращения полицейского в политика, затем в чиновника, а после 24 февраля в правозащитника.

«Государство превратилось в секту варваров и убийц»  Читать дальше »

«Смелые люди помогают поверить, что не все пропало»

Нонако идет пешком из Пермского края в Минск, чтобы рассказать людям о войне и помочь собрать средства для политзаключенных из России и Беларуси.

«Смелые люди помогают поверить, что не все пропало» Читать дальше »

EN